"Я, Ботин Петр Иванович, родился 12 июля 1923 года, в селе Пичеуры Чамзинского района Мордовской республики. Русский. Вероисповедание христианское. Вступил в партию КПРФ. Я закончил десять классов школы №1 Чамзинского района. Получил образование бухгалтер промышленного учета.

                          Узнал о начале войны 26 июня - объявили по радио, тогда я работал в колхозе, на полевых работах, жал рожь на лобогрейках.

     Начал участие в боевых действиях, когда взяли в армию, второе военно-пехотное училище. На 17 июля 1942 года в училище было пять батальонов. Из пяти батальонов было сформировано три батальона и передана трем военным частям, после чего была переименована во второй Стрелковый Курсантский Полк. Третий батальон был передан в сто сорок седьмую стрелковую дивизию, второй батальон - в двадцатую мотострелковую бригаду. 17 июля наша восемнадцатая пулеметная рота отправилась из Суравикино Сталинградской области, я был курсантом, входил в состав шестьдесят второй армии, вел бои в Хуторе Кочалинский. Второй батальон был направлен в двадцатую мотострелковую бригаду в село Мариновка, Сталинградский фронт. 19 августа второе училище вошло в подразделение восемьдесят седьмой стрелковой дивизии и заняли оборону Хутора Власовка. Командир Бабушкин А. А. – полковник, командующий училищем, комиссар училища Янин.

                          20 августа 1942 года немцы скопили большое количество войск в Хуторе Вертячий на Дону и 23 августа начали бомбить оборону шестьдесят четвертой, шестьдесят второй армий и прорвали восемь километров по фронту. После боев в этих Хуторах 27 августа 1942 года остатки училища вывели за Волгу и двести сорока двум курсантам было присвоено воинское звания лейтенантов и младших лейтенантов.

                          23 августа 1942 года я был ранен, добравшись своим ходом, лежал в госпитале города Саратова, потом был направлен разведчиком в роту, которая вошла в состав восемнадцатого танкового корпуса пятой танковой армии.

                          8 ноября по тревоге, вышли на железнодорожный вокзал в Саратове и выехали в Воронежскую область, прибыли в Хутор Верхний Момон.

                          Во второй половине ноября вошли в состав Воронежского фронта, прорвали оборону восьмой итальянской армии. Освободили город Богучар Воронежской области. Потом перешли в Ростовскую область, окружили город Миллерово, но его взять не удалось. Три недели стояли в обороне до пополнения своих солдат. Командиром роты был старший лейтенант Шевченко, командир мотострелковой бригады Хватов.

                          В первых числах января 1943 года взвод посадили на пять танков и ночью пошли в наступление. Наши самолеты У-2 бомбили город Миллерово.

                          Каждую ночь наши самолеты бомбили окруженынй город женским батальоном У-2, открыли выход на Красновку, а потом их отрезали от города и почти всех расстреляли с двух сторон.

                          13 января 1943 года города Миллерово и Станично-Луганск были освобождены от немецких оккупантов.

                          Продолжая наступление, мы уже вошли в Луганскую область. Отделению разведки поручили произвести разведку и установить местоположение противника. Я тоже пошел в разведку. Из-за плохой видимости у нашей машины оторвало левый, боковой борт. Мы оказались на дороге. Сзади ехала крытая санитарная машина, она нас взяла, потому что мы были со множественными ушибами. Привезли нас в хутор, врач осмотрел и отпустил. Мы нашли свою машину. Наконец добрались до города Старобельск, немцы на аэродроме оставили бензин, его нужно было заготовить для бронемашин. Бочки мы грузили вручную. Чуть не сгорели, так как некоторые из них были пробиты пулями. У местных жителей взяли песок, золу и потушили пламя. Продолжали наступление. Ночью освободили город Северодонецк, а потом город Рубежное. Город Лисичанск, был освобожден нашими войсками. Приказ был преследовать противника на Новодружск. Шли весь день, обедали тем, у кого что было. Немцы, не доходя до Хутора Краснянка, устроили засаду с обеих сторон дороги. Нашу разведку пропустили в хутор, обнаружили, что немцев там нет, мы доложили.

                          Вошли в Донецкую область и заняли Хутор Николаевку. Рано утром пошли в разведку, в один из Хуторов недалеко от Славянска. Хутор протянули километра на четыре в длину вдоль реки Казенный Торец. Там по нам открыли огонь немцы, мы успели добежать до оврага и пули пролетели над нашими головами. Мы снова вернулись в Хутор. У меня поднялась температура. Три дня я пролежал, не мог не есть, не пить, кружилась голова, меня отправили в госпиталь города Рубежное. В госпитале я пролежал десять дней. Комендант направил меня в семьдесят восьмую стрелковую дивизию в четыреста шестьдесят четвертый стрелковый полк во второй батальон.

                          С начала я был направлен в Пулеметную роту, а потом назначили командиром взвода ПТР. Командиром взвода был сержант Витовский, а потом прислали лейтенанта Мамедова. Наш взвод перевели в центр города, ближе к обороне реки Северский Донецк.

                          5 мая 1943 года, в девять часов вечера, объявили боевую тревогу. Батальону дали приказ, переплыть Северный Донец и захватить плацдарм. В десять часов вечера батальон подошел к Северскому Донцу, а разведка переправилась через реку и ворвалась в немецкие окопы. Мы начали нести потери, и поступил приказ окопаться и вести бой с наступающим противником. Командир взвода ПТР лейтенант Мамедов, был ранен во время переправы и командирование взводом я взял на себя. Понтонный мост был разбит, ни оружия, ни танков не могли переправить. Немцы все равно были уничтожены. Враги начали усиленную, четвертую монолитно- артиллерийскую подготовку по нашему переднему краю. Так была отбита очередная атака. Бой продолжался до темноты. Дали и мне взвод ПТР. Командир батальона Семенов Н.М.

                          12 июля 1943 года батальон получил пополнение, прибыл под Новый Оскол Липецкой области. Батальону был приказ прорвать оборону, командир батальона капитан Семенов Н.М. Когда прорывали оборону, получил ранение от осколка восемь на шесть сантиметров, мелкий осколок попал в лицо, и был контужен. Ушел в санитарный взвод, где мне удалили осколки. Через неделю нас отозвали, и мы ночью пришли в сосновый лес и там нам дали пополнение.

                          В 1944 году я находился в отдельной пулеметной роте двести пятьдесят третий стрелковой дивизии. В начале сентября началось массовое наступление наших войск, после Орловско-Курского прорыва. Наш батальон дошел до города Славянск Сталинградской области. Из Славянска батальон вел бои в направлении города Павлограда Днепропетровской области. Меня и еще одного бойца по приказу командира батальона отправили разведать Хутор, который должен проходить наш батальон, преследуя противника, выйдя на Запорожскую землю в направлении города Запорожья. При бое я был ранен многими осколками в правую ягодицу, поясницу и в левую лопатку.

                          Я добрался до госпиталя, он находился в здании школы. В январе1944 года меня выписали и направили не пересыльный пункт, откуда привезли в восемьдесят девятую отдельную роту охраны, третий гвардейской армии, которой командовал генерал-лейтенант Лелюшенко Д.Д., Герой Советского Союза. Меня поставили на четырехствольную пушку командиром расчета до августа 1944 года.

                          Потом эшелон прибыл в город Нежин Черниговской области, и разместились на окраине города. Мы поселились в квартирах. В городе Нежин штаб выехал в Западную Украину в одном из Хуторов Луцкой области. В Хуторах Западной Украины приходилось бороться с Бандеровским отрядом. Они боролись против немцев и против Советской власти, требовали свободной Украины.

                          Началось летнее наступление наших войск, и мы оказались на территории Польши. В начале сентября из взвода несколько сержантов отправили в запасной полк третий гвардейской армии. Он расположился в лесу в землянках. Меня командир освободил от всех занятий, и мы ждали пополнения для отправки в часть. Нас отправили в отдельную зенитную роту в пулеметный взвод, наводчиком крупнокалиберного пулемета. Рота охраняла штаб двести пятьдесят третий стрелковой Калинковской Краснознаменной дивизии первого Украинского фронта.

                          Декабрь – январь были малоснежнымы, но дул холодный ветер. Я начал сильно кашлять и вынужден был пойти в санитарную часть, где признали сухой плеврит и направили в полевой госпиталь. Началось наступление и меня отправили в город Львов. Госпиталь располагался в здании института. Фронт продвинулся вглубь Германии. Из Львова нас отправили. Я был направлен в сорок седьмой огнеметный батальон, который стоял в обороне города Бреслау. Меня направили на передний край в оборону, в огнеметный взвод который располагался в подвале дома. В городе шли непрерывные бои за каждую улицу, квартал, дом. Фашисты держались упорно. Около двух месяцев шел штурм города. Город Бреслау освободили 6 мая.

                          31 марта 1945 года, я был ранен осколком ниже колена, раздробило большую берцовую кость. В городе Львове пролежал я недолго, и меня отправили в город Буйнакск Дагестанской АССР. Было сделано две операции по чистке большой берцовой кости. После излечения в августе 1945 года инвалидом второй группы вернулся в свое родное село Пичеуры Чамзинского района Мордовской АССР.

                          Был награжден: медаль за отвагу (когда в городе Рубежное на берегу реки Донецк были убиты немецкие разведчики); орден Красной звезды.

                          Воевал старший брат, он остался жив.

                          Я создал музей в Саранской средней школе №32, посвященный Второму военно-пехотному училищу".