"Я, Капкина Прасковья Романовна, родилась 15 декабря в 1922 году в поселке Тургенево Ардатовского района республики Мордовия. По национальности русская, вероисповедание - христианство. С 1960 года была партийной.

         До войны окончила начальную школу в 1934 году.

         Узнала о войне 22 июня 1941 года. Был вечер, и я была дома, занималась по хозяйству. Затем увидела в окно, что куда-то бежит народ, почувствовала неладное и тоже вышла вслед за людьми. Толпа направлялась к радио, висевшему на столбе возле главной дороги, и там-то я и услышала о том, что бомбят Киев. В то время я работала в колхозе бригадиром.

         29 апреля 1943 года я попала по призыву на всеобучение (Москва-6 г. Бабушкин). Там 2 недели прослужила и уже 14 мая 1943 года я попала на первый Белорусский фронт в 64-стрелковую ордена Суворова дивизию ОКР «Смерч», под командованием генерал-майора Макаревича. В то время и по конец войны я была рядовой, на должности повар.

         Боевой путь я проходила через город Могилев (1943 год, май), город Аполие (1944, осень), город Люблин (Польша, 1944 год, осень), город Белая церковь (1944 год, осень), город Белгород (1944 год), Ленинград (1944 год), Данциг (1944 год), город Берлин (до 4 мая 1945 года).

         Освобождала я в составе той же дивизии те же города, которые проходила.

         Закончила я боевые действия в городе Берлине 4 мая 1945 года.

Ранения не имела.

С войны возвращалась из города Берлин в город Целехау на отдых. 6 июня 1945 года домой.

 

Награждена:

«Орден Отечественной войны I степени». Указом президиума Верховного Совета СССР от 11 марта 1985 года. Секретарь Президиума Верховного Совета СССР. N 2216791,

«За боевые заслуги» 15 августа 1947 года. N 1924110,

«50 лет Вооруженных сил СССР». 21 февраля 1969 года подписан военным комиссаром-подполковником. Вручена 26 декабря 1969 года,

«60 лет Вооруженным силам СССР». Подписан 28 января 1978 года Ардатовским райвоенкомом. Вручен 23 февраля 1978 года майором Березиным,

«40 лет Победы в Великой Отечественной Войне 1941-1945 г.» Подписан Ардатовским райвоенкомом 12 апреля 1985 года. Вручен майором Федченко 7 мая 1985 года,

«Победитель социалистического соревнования 1973 года». Подписана Коллегией Минэлектротехпрома и Президиума ЦК профсоюза 20 декабря 1973 года,

«Медаль Жукова». Указ от 19 февраля 1996 года. Подписан президентом РФ Б. Ельцином. N 0870563,

«Фронтовик 1941-1945 года». Подписан Российским организационным комитетом. Вручен Заместителем Председателя генералом Армии В.Л. Говоровым 9 мая 2000 года,

«30 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 года». От имени Президента Вооруженных Сил СССР. Медаль вручена 4 мая 1975 года Ардатовским райвоенкомом,

Юбилейная медаль «50 лет Победы в Великой Отечественной Войне 1941-1945 года». N 14907352. Подписана Президентом РФ Б. Ельцином 22 марта 1995 года,

«70 лет Вооруженным силам СССР». Подписана Президентом Вооруженных сил СССР 11 февраля 1988 года. Вручена Ардатовским райвоенкомом подполковником Федченко,

«За Победу над Германией в Великой Отечественной Войне 1941-1945 года». Подписана Президиумом Вооруженных Сил СССР 30 апреля 1946 года. Вручена Ардатовским райвоенкомом . N 103992,

«60 лет Победы в Великой Отечественной Войне 1941-1945 года». N 0657325. Подписана Президентом РФ В.В Путиным 25 апреля 2005 года. Вручена Главой администрации Ардатовского Района,

«За доблестный труд. В ознаменование 100-летия со дня рождения В.И Ленина». Подписана Секретарем исполкома Ардатовского райсовета 7 апреля 1970 года,

«25 лет Победы в Великой Отечественной Войне». Подписана Министром обороны СССР Маршалом Советского Союза А. Гречко,

«30 лет Победы в Великой отечественной Войне 1941-1945 года». Подписан Президентом Верховного Совета СССР 25 апреля 1975 года. Вручен 7 мая 1975 года Председателем исполкома Ардатовского райсовета,

«20 лет Победы в Великой Отечественной Войне 1941-1945 года». 1757864. Подписан Президиумом Верховного Совета СССР 7 мая 1965 года. Вручен Ардатовским райвоенкомом подполковником Назаровым 5 ноября 1966 года,

«Ветеран труда». Подписан 7 февраля 1979 года секретарем Президиума Верховного Совета Мордовской АССР. Вручена 12 февраля 1979 года.

         В войне у меня погиб брат Капкин Михаил Романович, 1917 года рождения. В городе Могилев. Обстоятельства гибели неизвестны.

 

Воспоминания

 

«Тяжелый труд поварихи»

 

         Готовили мы в полевой кухне, а если стояли в населённом пункте то в доме. Иногда на костре. Топили, чем придётся: дровами, торфом, сухим навозом... Кухню устанавливали где-нибудь за сопкой или в другом укромном месте. Маскировали, чтобы было не видно. Особенно дым нас мог выдать. Это делали без меня. Я приходила на готовое место. Несколько раз было так. Готовишь обед, тут обстрел. Кухню разбивает и все остаются голодными.

         Количество людей и состав всё время менялись. Только привыкнешь к одним, а уже их нет. Приходят другие. Или сегодня никого нет, а завтра полно.

         Самым страшным на войне были бомбежки и обстрелы. Все куда могли, туда и бежали, прятались, где возможно было. А мне нельзя было оставить «кухню», поэтому прятаться и бежать было некуда. А если уж и бежала, то непременно тащила всюду за собой продукты. Ребята шутили: «Берегите Польку, не то останемся без каши!»

         Бригада пошла в бой и я сразу за ними. Возили меня в машине с продуктами и котлами.

         В блокаду с продуктами было не то чтобы строго, а строже не может быть. Я всё пережила без ошибочки. Кто-то из командиров приходил проверять правильность закладки продуктов. И просто приходили, кто хотел поесть, кто хотел обмануть на чём-нибудь... Голод не тётка. Вот один солдатик из новеньких пришел, я его никогда не забуду, он так плакал, он так кусочек хлеба просил... Ну что, я от себя кусочек хлеба отломила, ему дала. Сама голодная и он голодный. Были случаи, когда солдаты умирали от истощения.

         Немцев я видела, только когда их в плен брали. Я их не кормила. Без нас кто-то кормил. Гражданских мы тоже не подкармливали. Когда шли вперёд, мирные жители почти не встречались.

         Готовили в основном каши и супы густые делали, только густые. Рассчитываешь на сколько человек сколько продуктов. Берёшь мерной кружкой или чем ещё отмеряешь количество. Уже знаешь, сколько воды налить. Это же всё зависело от повара. Продукты в основном были отечественные. Тушенка, сушеная капуста, крупа... Бывало и мясо, что попадало под руки, то и готовили. Для штаба питание было получше. Каша всё больше пшено было, в основном с мясом старались готовить. Гречи тоже было не мало, но она как-то больше шла по начальству. Старались всё же сделать так, чтоб не обижать никого. Компоты варили редко. В основном заваривали настоящий хороший чай с сахарным песком. Хлеб пекли в другой части. Там специальная рота была для выпечки. Хлеб резали и развешивали старшины. Я только варила. Водку выдавали перед боем. У меня она только хранилась, а раздавали её в подразделениях. В основном обыкновенная водка поступала в пол-литровых бутылках. Перед праздниками иногда получали бутылки брусничной или какой-то другой. Бывала водка и в бидонах кажется по 10 литров.

         Видела я все - и кровь, и боль, страх. Ответственность огромную чувствовала за солдат, ведь они молоденькие, голодные. А я им, можно сказать, вместо сестры и матери на фронте была.

 

«Известие о смерти матери»

 

         Мне надолго запомнился этот момент из всей войны. Был 1942 год, не помню, где мы тогда находились, помню только - была ночь. Подбегает ко мне почтальон и отдает письмо. Я открываю и читаю, что мама моя ушла к соседу Ивану Борисовичу. А тогда я знала, что сосед наш умер…. Ой, как я заплакала! Как кричала! А командир наш подбежал ко мне да как треснет и говорит: «Тише ты! Не кричи! Сейчас всех немцев на ноги поднимешь!» А как тут не кричать? Больно мне было… Как никогда на войне… Хоть и немного привыкла к смерти, если можно так сказать, но это сложно было пережить… Я потом еще целую ночь плакала…

 

Операция «ДОТ»

 

         В 1944 году в Ленинграде необходимо было отогнать финнов подальше от города. Отряд из 36 человек отправили в лес, взяли и меня, чтобы кухня была, соорудили макет дота, и ребята ежедневно неоднократно наступали на него. За несколько недель, проведенных здесь, бойцы физически окрепли, изучили распорядок дня дота, который им предстояло брать.

         Наконец, пришло время наступления. Отряд двумя группами по 18 человек занял исходные позиции на расстоянии броска от дота. Сначала была сильная артподготовка. И как только огневой вал перевалил в глубину вражеской обороны, им дали команду вперед. Финны же, как только снаряды перестали беспокоить дот, вылезли из нижнего этажа и открыли по наступающим пулеметный огонь.

         Все реже и реже становятся ряды атакующих. Как же было страшно! Кругом трупы, кровь, стоны и мольбы о помощи. Я, как могла, помогала. Помогала раненым чем могла. Ну а что сможет повариха? Только словами пыталась успокоить. Эта операция мне надолго запомнилась. Это мой первый раз, когда я так близко видела смерть. Причем гибли не просто солдаты, а ребята, которых я давно знаю. Видеть, как совсем еще мальчишки брали в руки оружие и с криками бросались вперед. Падали и снова поднимались.

 

«Нерасчетливые немцы»

 

         А эту историю мне рассказала знакомая. Я уж не помню ее фамилию. Помню только что звали ее Лидия Ивановна. Уж больно смешной случай, как тут не рассказать. Наш танк КВ-1 остановился из-за неполадки в двигателе на нейтральной полосе. Немцы долго стучали по брони, предлагали экипажу сдаться, но те отказались. Тогда немцы подцепили КВ двумя своими легкими танками, чтобы оттащить наш танк в свое расположение, и там без помех вскрыть.

         Расчет оказался не совсем верным. Когда они начали буксировку, наш танк завелся и утащил немецкие танки в наше расположение.

         Немецкие танкисты вынуждены были бросить свои танки, а КВ притащил их до наших позиций.

 

«Новая тактика немцев»

 

         В мае перед нами предстал Днепр, на правом берегу немцы построили непреступный вал с бетонными укрытиями. Сам берег был скрыт под прямым углом, высотой метра в четыре. А было это под Могилевом, в Белоруссии. Не выдержал Днепровский вал. А за ним и Могилев. При остановке для получения подкрепления на Днепре поредели ряды полков. Могилев запомнился тем, что немцы избрали здесь новую тактику - передовым подразделениям дали войти в город и тут же ударили по ним в спину из окон домов, с чердаков, с крыш… И вновь одолели врага ценою неисчислимых человеческих жизней… «Русские! Вам Днепра не перейти! Вы все погибните!» Вот такие листовки бросали немцы с самолетов на землю русскую. Форсирование Днепра - самый «черный» день на войне. Было мало раненых, больше погибших. Раненые просто-напросто тонули. От голода тоже очень много умирали. Голодали по 3-4 дня, когда немцы разобьют эшелоны с продовольствием. Бомбили по страшному…

 

«Конец пути…»

 

         Были еще в Данциге, на Одер-реке. С Одер-рекой были трудности. Берега у нее низкие, а пойма километра два шириной. Попытки форсировать ночью заканчивалась неудачей. Нужно было переправляться на тот берег. На помощь пришла авиация. Сбросили на противоположный берег десант, который занял «пятачок». Но танки, самоходки, пушки? Их то как переправить? И опять помогла авиация. И опять одолели врага!

         Хорошо, что тыл не оскудевал. Быстро вступали в строй новые полки, новая техника, новое вооружение. Солдатам казалось, что страшнее Одера уж ничего не будет. Но их ждал Кеннигсберг. Город-крепость. Его прошли, но… не взяли: в подземных бункерах на кроватях и с электроосвещением фашисты продолжали жить и сопротивляться. Позже одолели и их. А потом продолжили путь дальше. Следующим был Берлин. Но вся дивизия повернула на Штеттин - портовый город. Пришли, увидели, побежали. И даже успели выйти из города. Счастливчиками оказались те, кто первыми покинули город: они первыми встретились с неграми – союзниками из Америки.

         Это было в мае 1945 года. Было ясно, что до Дня Победы остаются не дни, а часы. И солдаты двух держав предались отдыху. Как потом мне рассказывал Сергей Яковлевич Сомов: «Мы с удивлением смотрели на этих черных верзил и, конечно же, пили. Негры по глоточку водочки: больше душа не принимала. Наши – тридцатиградусное американское виски… котелками!!! Сколько душе угодно». Им стоило, им надо было отключиться от войны. Хоть на денек…"

 

Декабрь 2009 года

 

В подготовке текста воспоминаний оказал помощь студент 2 курса Историко-социологического института Мордовского Государственного Университета Сюсина Наталья Владимировна.