"Я Медведева Лариса Андреевна. Родилась я 13 сентября 1923 года. Кировская Область, село Ефремиха. По национальности я русская. Вероисповедание у меня православие.

       Закончила я среднюю железнодорожную Свечинскую школу, 10 классов.

       22 июня воскресным летним вечером мы с подругами отправились в местный сельский клуб. Там то мы и узнали эту страшную весть.

       На войну мы пошли добровольцами с подругами, нас было 5 подруг, и учились мы в одной школе.

       В армию нас не хотели изначально брать, как так было нам всего семнадцать лет, но все-таки разрешили. Дали нам большие каски, и фуфайки в 2-3 раза больше нашего размера и отправили на железнодорожный вокзал.

       С вокзала мы поехали в Свердловск, на поезде. Всю дорогу нас бомбили немцы, при мне погибло несколько эшелонов, но мы все-таки остались невредимыми. Я видела, как сзади меня взрывались снаряды, и я понимала, что назад дороги нет. Вагоны были не пассажирские, а простые грузовые. Приехав в Свердловск, мы там начали проходить обучение, прошли 2 курса радиотелеграфистов. С 15 августа 1941 г., учеба длилась 2 месяца. Основа обучения была у нас - азбука Морзе. После обучения нас отправили на Северо-западный фронт, это было начало ноября 1941 года. Дали нам переносные радиостанции, которые носили мы на плече и винтовку Мосина, это и было наше обмундирование. И отправили нас на аэродром, находящийся у села Выпазново Калининской области для обслуживания бомбардировщиков и истребителей. Ехали мы до него через село Бологое, около которого нас также бомбили. Приехав на аэродром, мы жили недалеко от него, в паре километрах, в лесу в землянке. У нас был 90-й батальон авиационного обслуживания. Также мы там обучались и курсам радиотелеграфиста, у меня была специальность как радистка-слухачка. Мы делали с девочками на аэродроме и мужскую работу, работали в полную силу. Бывало, что аэродром попадал под обстрел, и нам приходилось заново его строить. Иногда работали с помощью пеленгатора. Это не входило в нашу задачу, но все-таки приходилось. Мы были как диспетчеры, мы разрешали посадку и объясняли пилотам путь. Жила я в землянке с Валей Шмыриной. Однажды мы ехали на аэродром и видели картину после бомбежки.

       Вокруг стоял один дым. Дома были сожжены. Трупы русских солдат собирали и хоронили в одной могиле, а немцев оставляли лежать на земле. И, несмотря ни на что, мы чувствовали сильный голод. Я была очень брезгливой, а я моя подруга Валя была очень смелой девушкой, она стала проверять трупы немецких солдат, есть ли у них какая ли у них какая-либо еда. Приходилось есть только один горох. Еще на нашем пути был расстрелян механик с нашего аэродрома, родом из Ленинграда. Как оказалось, он был немецким шпионом. За время Великой Отечественной войны я была контужена. Однажды когда мы с подругой спали, на нашу землянку упал снаряд. После этого два месяца я не могла не слышать и не могла разговаривать. Хорошо летчики нас вытащили из землянки, а то могли спокойно погибнуть в ней. Условия жизни были суровые, у нас не было даже воды, приходилось топить снег, чтобы бы попить или помыться.   И все такие продолжали бороться за жизнь и за победу.

После, в 1943 г., меня отправили в Москву, в офицерское училище. Нас там училось 1500 женщин, меня поставили начальником радиостанции. Командир нашего полка была женщина, все время ездила на коне и была плотного телосложения. Пошел слух, что наш полк хотят отправить на передовую, некоторые девушки, узнав об этом, заканчивали жизнь суицидом. Их находили ночью повешенными в туалете. Была жуткая картина и настрой в нашем полку. Но наш полк расформировали, и эти жертвы, к глубокому  сожалению, были зря.

       К концу 1943 года нас отправила в Семипалатинск, у нас был 44-й полк НКВД. И проходила службу в нем до конца войны, до 1945 года. Была в армии 4 года и 3 месяца. Но после началась война и с японцами. Наш полк мобилизовался в Китай, оттуда в Северную Корею, а оттуда в Южную. Демобилизовавшись, поехали в Китай. По окончанию службы была младшим сержантом. Нам дали облигации и мы пошли на Китайский рынок. Я решила купить маме пальто, так как она только у меня была из родных. Но нас кто-то сдал, пальто конфисковали и хотели забрать деньги, но все таки оставили. Также мы сдали все свои облигации в Китае и некоторые медали, и после их не видели. Просто напросто нас обворовали свои же. Из Китая мы полетели во Владивосток, а оттуда уже домой. Ехали по железной дороге, в вагонах, условия были ужасные.

       Была награждена наградами: За победу над Германией, За победу Японией, Орден Отечественной войны второй степени.

       После войны работала в органах МВД Белоруссии, в тюремном отделе, секретарем. В секретном отделе нашла материал про своих подруг. Потому что после расформирования полка я их не видела. Оказалось что моя подруга Наталья Алексеева, ушла в разведку и была поймана в плен, и в одном из лагерей на стене было кровью написано её имя. Вторая подруга - это Лида Белкина, была подорвана на мине. Потом работала в лагере, там и встретила своего мужа, он был там старшиной. Также и родила там дочку. Лагерь находился в Свердловской области. Там отбывали сроки воры и заключенные по 58-й статье. Заключенные говорили мужу, чтобы он не лез в их конфликты, потому что может сам попасть под нож. Нередко заключенные конфликтовали, и бились на топорах и на утро был алый снег. Потом мужа отправили в офицерское училище в Вильнюс. После уже отправили нас в Мордовию. Он стал подполковником МВД."