Автобиография

         "Я, Шичкин Иван Кузьмич, родился 2 июля 1917 года в с. Адашево Инсарского района в многодетной семье.

В 1928 году окончил 4 класса. Я рано вступил на самостоятельный путь жизни. В 14 лет, уехав из дома, я был помощником пекаря в г. Куйбышеве. А в 1939 году меня призвали в армию и направили служить на Дальний Восток, где стал артиллеристом. В Европе к тому времени уже бушевала война, да и с Финляндией СССР вёл боевые действия.

Командиры, где я проходил службу, много внимания уделяли военной подготовке своих подразделений, учили расчёты поражать цель с первого снаряда. Мы, солдаты, тоже понимали, что войны нам не миновать, и от занятий не отлынивали. Но война, хоть её и ждали, для многих началась внезапно. В том числе и для меня.

Я должен был уже отправиться со службы домой, когда узнал о войне, а это произошло в 1941 году в городе Хабаровск. Я тогда служил на Японо-маньчжурской границе, был сержантом в рядах советской армии. Но вместо дома эшелон повёз нас на Запад, где шли ожесточённые бои с немецкими захватчиками.

Мы прибыли в пункт формирования соединения 01.07.1941 г. под Москвой. Я начинал в воинском звании – сержант, в составе 37 полка 12 гвардейской дивизии под командованием командиров Г.К. Жукова и К.К. Рокоссовского.

Боевой путь проходил начиная с Волоколамского шоссе и до Берлина, через множество городов и сёл, таких как г. Истра, Орёл (1942 г.), Обнинск, Мазор, Варшава.

Шли все больше ночами, потому что в дневные часы это не позволяла делать фашистская авиация, немецкие самолёты-разведчики - «Рамы» так и шныряли над лесами и полями, выискивая отступавшего противника. В одну из ночей миновали горевший г. Орел, жители которого - женщины, старики и дети с укором смотрели нам вслед.

Вскоре выяснилось, что дальше отступать некуда, передовое подразделение наткнулось на мощный заслон врага. В лучшем случае нас ожидал плен. В худшем - смерть. Но плена и смерти никто не хотел, горстка командиров, оставшихся в живых, стала решать, как быть дальше. Я, на тот момент зам. командира взвода, принимал участие в военном совете, вызвался отыскать слабую брешь противника.

Ночью я с тремя бойцами отправился в разведку. Мы нашли то, что искали - на одном из участков, где была болотистая местность, не оказалось ни одного фашистского солдата. Там под утро и решено было выходить из окружения. Когда немцы опомнились и бросились вдогонку, мы уже были от них на пушечный выстрел и сдаваться не собирались, а открыли ответный огонь. Я был в числе тех, кто прикрывал отход наших войск, ловя в перекрестке панорамы и посылая снаряд за снарядом в ряды гитлеровских солдат. Только когда орудие было разбито, я поспешил вслед за своими товарищами.

За храбрые действия по выводу войск из окружения я был представлен командованием к ордену Красной Звезды.

А экзамен на боевую зрелость для нас продолжался. Не один раз я, защищая подступы к столице, вступал в неравный бой с превосходящими силами противника. С бойцами расчета вёл огонь прямой наводкой по немецким танкам и самоходным орудиям, отбивая в день по несколько атак. А в перерывах между боями вспоминал о родной стороне, родственниках, с которыми не имел возможности попрощаться, уходя на фронт, и с которыми вряд ли теперь увидимся на этом свете. Но фронтовые дороги закаливали меня всё больше, смерть, что гуляла рядом, теперь не пугала как раньше, ко всему, оказывается, может привыкнуть человек.

Помню в одном из боёв,6 декабря 1941 года, я был ранен в левое плечо и лечился в госпитале г. Казань. Вернулся в войсковое соединение 10 января 1942 г. К тому времени наши войска, наконец, остановили наступление врага, перейдя к длительной обороне. А потом было наступление, которого так долго ждали жители разорённых фашистами населённых пунктов. И вновь оборона, потому что враг не терял надежды снова взять реванш.

Мне запомнилась встреча с американцами на реке Эльба в 1945 году. Командиром полка тогда был В.Г. Колесников. Впервые я тогда услышал чуждый нам язык, да и, как тогда казалось мне, на лицо они были не похожи на нас.

Особенно ожесточенные бои велись на закате лихолетья - при штурме Берлина. Десять дней и ночей противник сдерживал натиск советских войск. Вместе со своим орудием с боями прошел по улицам и площадям фашистского логова и я, Иван Шичкин, ведя огонь по немецким укреплениям. За проявленные мужество и героизм при взятии Берлина был награждён орденом Красной Звезды.

Военные боевые действия закончил в городе Берлин в составе 12 гвардейской дивизии 37 полка на воинской должности – замкомвзвода, под командованием полковника В.Г. Колесникова, который на тот момент уже был Героем СССР.

Война закончилась, но еще восемь месяцев подразделение, в котором я служил, оставалось в Берлине. А потом нас отправили домой, поручив сопровождать в Россию захваченных у врага в качестве трофея лошадей. Сначала мы добрались до Белоруссии в город Пружан, а оттуда уже поездом отправились в Москву в 1946 году.

Я демобилизовался 20 июля 1946 г. в село Адашево. В мирной жизни работал плотником в колхозе «Ленинский путь». Своими руками я построил дом, в который привёл молодую жену.

На войне погиб родной брат Максим.

 

Был награждён:

1.   Орден Красной Звезды №1034824 (1942 г.) под Орлом;

2.   Орден Красной Звезды №2682732 (сентябрь 1943 г.) под Брестом;

3.   Орден Красной Звезды №2714672 (сентябрь 1944 г.) г. Штеттин, Германия

4.   Орден Отечественной войны 1 степени №400405 (1944 г.)

5.   Орден Отечественной войны 2 степени №607199 (1945 г.)

6.   Медаль за освобождение Варшавы (апрель 194 5г.) 18 января вручал майор Астахов

7.   Медаль за взятие Берлина от мая 1945 г.

8.   Медаль за отвагу (1942 г.)

9.   Медаль за оборону Москвы

Демобилизовался на основании указа президиума Верховного Совета СССР от 20-24 июля 1946 г."

 

Рукопись была подготовлена в январе 2010 года.

 

В подготовке текста воспоминаний оказала помощь студентка 3 курса факультета истории и права «Мордовского государственного педагогического института имени М.Е. Евсевьева» Кистинёва Татьяна Петровна.